Стенограммы заседаний Верховного Совета СССР, [XIII созыв], I сессия, 21 октября – 26 декабря 1991.
Бюллетень совещания членов Верховного Совета, 12 декабря 1991 г.

Электронная версия (см. также pdf-версию).

ВЕРХОВНЫЙ СОВЕТ СССР   
ПЕРВАЯ СЕССИЯ
 
БЮЛЛЕТЕНЬ
СОВЕЩАНИЯ
ЧЛЕНОВ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА
12 декабря 1991 г.
 


СОДЕРЖАНИЕ
 Стр.

Заявление по поручению руководителей 5 делегаций Председателя Совета Республик Верховного Совета СССР Алимжанова А. Т. о заседании глав государств суверенных республик Средней Азии и Казахстана в Ашхабаде

3

Выступление Председателя Совета Союза Верховного Совета СССР Лубенченко К. Д. о направлениях дальнейшей работы

11
___________

 




Зал заседаний Совета Союза Верховного Совета СССР в Кремле. 16 часов.

Председательствует Председатель Совета Республик Верховного Совета СССР А. Т. Алимжанов.

Председательствующий. Уважаемые народные депутаты, члены Совета Республик и Совета Союза! В принципе даже как Председатель верхней палаты Верховного Совета СССР — Совета Республик я неправомочен сегодня проводить сессию. Вот по какой причине. По поручению руководителей делегаций пяти республик — Узбекистана, Таджикистана, Туркменистана, Кыргызстана и Казахстана хочу заявить о том, что сейчас, в эти минуты, в Ашхабаде заседают главы названных государств. Видимо, это заседание продлится до завтрашнего дня. Главы государств Средней Азии и Казахстана озабочены скоропалительностью решений, принятых в Беловежской пуще, и ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств, хотя, конечно, давно можно было бы привыкнуть к такой скоропалительности. То есть, главы этих государств (мы знаем их мнение) хотели бы, чтобы парламенты республик Средней Азии и Казахстана тоже поучаствовали в обсуждении принятых документов. В повестку дня проходящих в Казахстане и Кыргызстане сессий Верховных Советов были включены вопросы об обсуждении Соглашения трех республик — Республики Беларусь, РСФСР и Украины. Они должны были обсуждать его или завтра, или в начале следующей недели. Но данное Соглашение уже ратифицировано этими республиками. Таким образом, как говорится, «двери закрываются».

В этой ситуации главы пяти республик Средней Азии и Казахстана должны принять своё решение, чтобы заявить, с чем они согласны. Они в основном поддержали и поддерживают это Соглашение, конечно, со своими замечаниями и предложениями. Но поскольку, Соглашение уже ратифицировано, их работа осложнилась. Заседание в Ашхабаде продлится, видимо, и завтра. Затем предполагается, что в субботу президенты названных мною пяти республик соберутся в Алма-Ате, туда будут приглашены товарищи Ельцина, Кравчук и Шушкевич, чтобы продолжить разговор о Соглашении. Вот, видимо, после этого мы сможем говорить о проведении сессии и продолжении нашей работы.

Кроме того, сегодня состоялось еще одно событие. Вчера на сессии Верховного Совета Республики Беларусь было принято решение о том, что делегация этой республики, входящая в состав Совета Союза и Совета Республик не отзывается, а переходит в качество просто присутствующей, так же, как и делегация Украины. А сегодня такое решение, насколько я информирован на эту минуту, приняла Россия. Так что сессию невозможно провести. Но раз собрались мы здесь, надо, видимо, обменяться мнениями, высказать свои соображения . Ведь все мы уполномочены народом, своими избирателями. Но это наше совещание не считать сессией.

Согласны с этим? Пожалуйста, депутат Самарин.

Самарин В. И., член Совета Союза, РСФСР.

Уважаемые, в чем я теперь очень сомневаюсь, народные депутаты! В чем я не сомневаюсь, так это в том, что вы народные депутаты, но что уважаемые я уже сомневаюсь. Какие же вы уважаемые, если, извините, одним росчерком пера какого-то унтер-офицера неизвестно в какой национальной одежде вас превращают в ничто или в просто присутствующих. Почему вы допускаете это? Ведь завтра присутствующими станут республиканские депутаты, потом — областные, городские и так далее (они уже и сегодня есть). Позвольте мне от себя лично и, надеюсь, не только от себя заявить, что то, что мы называем демократическим пространством, то, что мы с гордостью называли перестроечным процессом сегодня завершилось самым настоящим антиконституционным переворотом. Во главе его стоит, к великому сожалению, так называемый, популярный лидер народа Борис Николаевич Ельцин. Человек, заботящийся, как стало ясно мне лично, только о собственной власти, только о собственном довольстве, только о том, чтобы его восхваляли. То, что случилось, извините меня, в Сивцевом вражке или в Беловежской пуще — это примерно на одном уровне. Вы знаете, как принимаются серьезные законопроекты. Говорят: «Вот, зашли в тупик с Договором о Союзе Суверенных Государств». Но его ведь взвешивали все республики, его проверяли «на зуб» все комиссии и эксперты. Тридцать с лишним соглашений к этому договору потребовал Ельцин для его парафирования. А в Беловежской пуще не было подготовлено ни одного более или менее конкретизирующего соглашения. Документ, с которым мы знакомы, это общая концепция. Она не может считаться договором. Где же зрелость политического лидера Ельцина, Шахрая, Бурбулиса, этих, извините, на сегодняшний день гладиаторов, вернее, не гладиаторов, а помпезных лидеров, которые стоят на Олимпе и иначе, как через плечо, сквозь зубы не разговаривают. Мы знаем брифинги, на которых каждый из них с эдакой помпезностью заявляет: «Он — единственная власть». Я не знаю, что сказал бы народ, если бы мы сегодня стояли здесь рядом с Бурбулисом, кого бы они предпочли — его или меня? Я очень сомневаюсь, что господина Бурбулиса. Я считаю величайшим оскорблением заявления, прозвучавшие сегодня на сессии парламента более низшего уровня. Конституция СССР пока существует, ее никто не отменял. Государственность не может меняться без реконституирования — это же норма права.

Я хотел бы, чтобы парламенты других государств, политические деятели внимательно вчитались в это чудище «обло и стозевно». Оно не подарок никому — ни нашим соседям восточноевропейским, ни западноевропейским, ни южноазиатским. Это же такое проникнутое беззаконностью чудовище, которое может проглотить не только собственные парламенты, но и парламенты других стран. Здесь нет никаких преувеличений. Сегодняшнее рассуждение господина российского Министра иностранных дел показало, что он плавает на уровне примерно школьного учителя, который должен защитить историю КПСС или краткий курс ВКП(б) для того, чтобы доказать, что такие договоры, такая ратификация, такой уровень разработки соглашений соответствуют мировым стандартам. Здесь могут меня опровергать, говорить, что я клеветник, кляузник, подлец, проститутка, кто угодно. Но я вам скажу: документ, принятый в Беловежской пуще, кроме концептуального интересного подхода по поводу общей валюты, общих рыночных отношений, общих финансовых решений вопросов (это полезные вещи) во всем остальном — попросту фиговый листок, которым пытаются прикрыть маневры, цель которых отделиться сначала от большого Союза, а потом уже в срочном порядке друг от друга. Не буду, к великому сожалению, и я плакать по нынешнему «самому прочному Союзу». Недаром же украинский парламент, такой мобильный, такой эмоциональный, без обсуждения ратифицировал соглашение. Почему? Да потому что он прекрасно понимал, что это ни к чему не обязывающее «серьезное решение», что завтра же они примут любой закон или любое беззаконие в общем масштабе. Что будет с Армией? Никто не выяснил. Стратегическое общее командование? Над кем? Кто будет командовать в Узбекистане? Кто будет командовать в Таджикистане, в Казахстане? Кто будет командовать вообще? Как российскую армию превратить моментально в русскую? Как можно моментально превратить Советскую Армию на Украине в украинскую? Это же — всем понятно! — должен решать Съезд. Всем понятно. Но я вам честно скажу: здесь сидят трусы. Сегодня ко многим подходил подписать заявление по поводу созыва шестого Съезда. Только Съезд может решить, что нет больше Союза, и Съезд должен этот вопрос решить, должен его конституировать. Но нельзя, извините меня, по-свински, по-разбойничьи принимать такие решения. Их начнут потом принимать на уровне и автономий, потом на уровне автономных областей, на уровне казачьих земель — войск донского, терского и так далее. И вы никакими законами кроме силы ничего не сделаете, потому что вы уже создали прецедент этого катящегося с горы «кровавого мешка».

У нас нет сегодня альтернативы, нам нет смысла здесь сидеть в таком унизительном состоянии. Вчера звучали слова (и сегодня мне задавали этот вопрос на пресс-конференции): «Зачем нужен Съезд, ведь высшим органом является Верховный Совет?». Я отвечал, что Верховный Совет был во многом ограничен Законом от 5 сентября, но тем наплевательским отношением республик к этому Верховному Совету он доведен до полного изнеможения, он ничего не стоит. И сегодняшние события это доказали.

Поэтому я вам еще раз говорю: нечего здесь обсуждать. Надо созывать шестой Съезд, на котором мы как депутаты еще имеем статус. И, кстати говоря, Основной закон, упоминаемый очень часто в других парламентах, гласит, что Верховный Совет — высший представительный орган, но высшим органом государственной власти остается Съезд народных депутатов. И в его компетенции вторым пунктом после принятия Конституции является решение вопросов национально-государственного устройства.

Это тот самый вопрос, который нам надо решить вместе с казахами, узбеками, таджиками, русскими, украинцами, с их полномочными делегациями на Съезде, и сказать: или давайте расстанемся, но перед этим все разделим, отчитаемся друг перед другом. Ведут речь об иностранных долгах. А знаете ли вы, какие долги возникнут между республиками? Это все надо решить, ввести в конституционное русло.

Поэтому я предлагаю: не устраивать пустую «говорильню». Хотя меня изумляет, как Белоруссия отменяет Совет Союза, отзывает депутатов. Я не знаю, может быть Вы ошиблись, товарищ Алимжанов, делая такую посылку? Совет Союза не формируется, республики только согласовывают каждого кандидата. И даже здесь беспринципность, полное наплевательство: мы захотим и кого хочешь отзовем, захотим — всех выбросим. Разве это не тот же прокоммунистический, необольшевистский подход, о котором все так плакались?!

Из Зала. Регламент!

Самарин В. И. Регламент? А Регламент здесь не нужен, потому что здесь больше говорить не о чем. Поэтому я, господин Пенягин, заявляю Вам: единственное, что может решить наши с вами проблемы — это серьезно подготовленный Съезд. Если Вы согласны, я жду Вас в холле для подписания соответствующих документов. Но Вашу трусливую позицию я знаю. (Аплодисменты)

Председательствующий. Товарищи, мы договорились о том, что сейчас в общем-то не заседание и сессия, а обмен мнениями. Поэтому, чтобы был порядок, раз мы все выступаем как парламентарии и говорим о том, что идем к правовому государству... (Смех в зале. Аплодисменты). Давайте хотя бы чисто по-человечески будем спокойны, неэмоциональны, а по-серьезному обменяемся мнениями, может быть выясним наше состояние на этот час. Чтобы разговор шел конкретно, нужно узнать, сколько в зале депутатов. Давайте зарегистрируемся.

Результаты регистрации
Совет Союза..........122 из 191
Кворум есть
Совет Республик..........109 из 174
Кворум есть
   в том числе:
РСФСР..........21 из 52  кворума нет
   автономии РСФСР..........16 из 32  кворума нет
Беларусь..........  6 из 20  кворума нет
Узбекистан..........17 из 21
Казахстан..........11 из 20
Кыргызстан..........16 из 20
Таджикистан..........20 из 21
Туркменистан..........18 из 20

Теперь давайте договоримся о времени для выступлений. По-моему, пять минут хватит, товарищи? Хорошо. Товарищи уже начали подходить к микрофонам, уже есть и заявки на выступления.

Пожалуйста, депутат Цыпляев.

Цыпляев С. А., член Совета Союза, РСФСР.

Уважаемый председательствующий! Хотел бы просто понять для себя лично рациональный смысл происходящего, то есть, что должно стать результатом вот этого обсуждения? Я чувствую, что мы можем потратить несколько сот человеко-часов, плохо понимая, чем оно вообще должно закончиться. Прежде чем начинать дискуссию, определять регламент, регистрироваться, скажите, пожалуйста, что будет результатом этой дискуссии?

Председательствующий. Сейчас идет обмен мнениями, и если мы достигнем согласия в том, что нужно принять какой-то документ, вопрос будет вынесен на ваше усмотрение.

Пожалуйста, депутат Сухов.

Сухов Л. И., народный депутат СССР

Уважаемые товарищи! Здесь господин Цыпляев беспокоится о потерянных часах. Мы потеряли два с половиной года, и, наверное, сегодня надо подвести черту под нашей бесполезной работой. Возможно, хоть в последний день совместной нашей встречи мы посеем какое-то зерно для будущих поколений, потому что, развалив один Союз, кое-кто буквально через 10–30 лет опять начнет разваливать другой Союз. Поэтому мы должны хотя бы показать, как законным путем оформить теперь развал нашего Союза. Надо подумать об этом. И главное — надо, чтобы не было между нами, сидящими в зале, противостояния, противостояния между христианами и мусульманами. А этот договор в Беловежской пуще ведет к противостоянию. Пять мусульманских республик сейчас обсуждают вопрос, как дальше жить. Это может в ближайшее время привести к трагедии. И сегодня мы все должны задуматься над этим.

Когда-то я говорил «господа депутаты», и все возмущались. Сегодня могу сказать: «товарищи их слуги, подумайте о своем существовании!» Не только вы господа, но и из вас будет много слуг. Подумайте о нашей жизни!

Председательствующий. Одну минуту. Хочу прокомментировать. Дело в том, что пять президентов республик Средней Азии и Казахстана собрались в Ашхабаде не потому, что это мусульманские республики. Они хотят сделать шаг навстречу, чтобы противостояние было не столь ощутимо, чтобы найти взаимное согласие, прийти к консенсусу. Если мы будем сейчас делиться на христиан и мусульман, на славян и тюрков, то, честно говоря, далеко зайдем.

Речь идет о согласии. Сейчас самое время говорить только о согласии, о консенсусе. И говорить спокойно, аргументировано, достойно.

Пожалуйста, депутат Костишин.

Костишин Н. А., народный депутат СССР.

Если депутат Цыпляев не понял, зачем мы здесь собрались, то я могу объяснить это более популярно.

В стране произошла буржуазно-демократическая революция, которая защищает сейчас не народ, а только определенную группу людей. Значит, сейчас в стране тот, кто был бедным, стал еще беднее, а кто был богатым, становится еще богаче.

Теперь хочу объяснить депутату Цыпляеву, что такое демократия. Демократия — это когда есть оппозиция, вот что такое демократия. Когда оппозиции нет, когда ее давят, не признают, не хотят с ней говорить, находить с ней компромиссы — это уже диктатура. Она может называться то ли коммунистической, то ли демократической.

Если Вы хотите демократии, значит, Вы должны с той оппозицией, которая есть, вести диалог, находить компромиссы, а не действовать такими методами: «убрать», «упразднить» и так далее.

Чего проще было бы делать Бушу? Вот он пришел к власти; он республиканец, а демократы в оппозиции. И вот бы он сказал, что демократическая партия виновна в том и в том, ее надо запретить, газеты закрыть, парламент разогнать и так далее — и на всю жизнь Буш — демократ. Так, что ли? Вот из-за чего мы здесь собрались: потому что у нас в стране идет наглейший диктат, потому что люди, которые говорили о том, что демократия — это когда надо друг друга слушать и находить компромиссы, придя к власти, совсем забыли об этом. Об этом и нужно сейчас говорить.

А если надо будет, мы уже лично с Вами поговорим на эту тему и объяснимся.

Председательствующий. Пожалуйста, депутат Чехоев.

Чехоев А. Г., народный депутат СССР.

Уважаемый председательствующий! В этом зале не раз звучало мнение, что Верховный Совет СССР является гарантом стабильности в стране. Мы сейчас можем перейти к персоналиям, взаимным оскорблениям. Должен сказать, что уважаемый мной депутат Самарин в слишком резком тоне начал наше заседание.

Дело вот в чем. Нет документов, которые не имеют своих положительных или отрицательных сторон. И в сегодняшней ситуации такие реалии есть. Парламенты трех республик уже ратифицировали данное Соглашение. У этого документа есть и положительные, и отрицательные стороны. Думаю, мы должны дождаться решения совещания в Ашхабаде. Там тоже вырабатывается позиция, там тоже оценивают этот документ и его стороны. И тогда без накала, в спокойной обстановке можно будет обсудить вопрос, хотя бы выработать нашу позицию и сохранить лицо нашего парламента. В спокойной обстановке многие вопросы можно решить по-другому. Конституционные это или неконституционные положения, повторяю, можно решить в спокойной обстановке.

Собчак А. А., народный депутат СССР.

Уважаемые народные депутаты, уважаемый председательствующий! Я считаю, что с самого начала был неправильно поставлен вопрос о том, чтобы здесь в неформальной обстановке обменяться неформальными мнениями.

Верховный Совет был создан законно. Его формировали парламенты республик. Поэтому никакого решения о прекращении деятельности Верховного Совета в законном порядке принято не было.

Но даже если оно было бы принято, то все равно есть по меньшей мере три вопроса, которые Верховный Совет обязан обсудить, прежде чем прекратить свое существование.

Первый вопрос — о правопреемстве Союза. Этот вопрос должен быть поставлен совершенно однозначно. Именно Верховный Совет страны должен высказать свое мнение и обратиться к парламентам и президентам независимых государств — бывших республик Советского Союза, разъяснив свою позицию: кто же является правопреемником Союза Советских Социалистических Республик? Вы знаете о разных высказываниях по данному вопросу, но он нуждается в очень серьезном обсуждении.

Второй вопрос — кто и в каком количестве станет учредителем нового Союза. Это тоже очень серьезный юридико-политический вопрос, который мы имеем право и должны обсудить сегодня, высказать по нему свою точку зрения: то ли это три республики, которые подписали Соглашение, то ли каждая из бывших союзных республик имеет полное политическое и юридическое право выступить в качестве соучредителя данного Договора о содружестве. Это очень важно для будущего.

И третий вопрос — вопрос, по сути дела, о наших усилиях за два с половиной года работы — о судьбе союзного законодательства. Дело в том, что до сих пор, благодаря распределению компетенций, фактически очень многие вопросы решались только на уровне союзного законодательства. Можно привести много примеров и по пенсионному законодательству, и по законодательству об армии, и по другим законам, которые были приняты нашим парламентом и которые не приняты на уровне союзных республик. То есть если поставить вопрос о том, что союзные законы уже не действуют, их не существует, то сразу же образуются громадные юридические пробелы, «ямы» в действующем законодательстве.

Поэтому сегодня российский парламент в своем Постановлении специально записал, что союзные законы действуют на территории России, если они не противоречат Конституции и действующему законодательству РСФСР. Значит, для всех комитетов Верховного Совета, прежде чем, они завершат свою деятельность, предстоит очень большая и важная работа. Нам нужно дать рекомендации для республик: какие именно законы Союза ССР продолжают и должны продолжать действовать. Надо дать рекомендации, чтобы республики либо их утвердили, либо сказать, что законы не соответствуют конституциям и законодательным актам республик. Повторяю, мы должны провести под занавес очень серьезную работу. И я думаю, что комитетам Верховного Совета еще придется определенное время работать независимо от того, как будут происходить дальнейшие политические события, для того, чтобы обеспечить правопреемство в законодательстве.

И есть еще один вопрос. Сегодня, подводя черту под нашей деятельностью, мы не должны забывать о будущем. А в будущем, как бы это ни называлось — Содружество или Союз, все равно потребуется определенный представительный орган типа, скажем, Европарламента или какого-то другого аналогичного органа, который должен будет собираться и решать соответствующие вопросы. В этой связи наши рекомендации, обращения к президентам и парламентам союзных республик, представляются очень важными. Мы можем выполнить роль переходного представительного органа, пока скажем, произойдут выборы членов, условно говоря, нового Европарламента на территории Содружества.

И последнее. Очень хотел бы обратиться ко всем народным депутатам с предложением сдерживать эмоции, особенно эмоции, касающиеся национальных или каких-то других противопоставлений. Потому что, как это было заявлено и в парламентах Украины и Белоруссии, и Президентами России и Украины, данные соглашения не имеют какой-то национальной окраски. Это Соглашение, стремящееся положить конец бесплодно затянувшимся дискуссиям о нашем будущем.

Председательствующий. Депутат Носов, пожалуйста.

Носов В. П., народный депутат СССР.

На прошедшем в сентябре Съезде народных депутатов СССР ни одному рабочему, ни одному крестьянину не было предоставлено слово. Вот какой у нас Съезд прошел. Выступают одни и те же люди. Сколько я ни делал попыток подойти к трибуне, к микрофону, ничего не вышло. Помните, подошел к шестому микрофону, который был свободен. Но депутат Станкевич выскочил и встал у этого микрофона и говорит мне, что он раньше подошел. Ему Горбачев дал слово, а мне нет.

Конституцию Союза Советских Социалистических Республик никто не отменял. Согласно этому Основному Закону страны высшим органом власти является Съезд народных депутатов СССР. Только Съезд, только народные депутаты СССР вправе решать волей народа все задачи и вопросы, которые стоят перед государством, решать судьбу своей родины, а остальные все — самозванцы. Никто не имеет права решать судьбу народа, кроме Съезда народных депутатов. Нужно узаконить результаты референдума 18 марта этого года. Народ единогласно высказался за Союз Советских Социалистических Республик. Кто имеет право игнорировать волю народа? Никто. А у нас что делается? У нас — сплошной обман и предательство, измена во всей стране. Кому из вас народ давал право развалить государство? Никому. Пусть поднимет руку тот, кто получил от народа такое право! Не было такого. Что же делают наши депутаты — руководители республик? Без стыда и совести, прямо на глазах они разваливают государство. Последнее слово, товарищи, за народом. Народ скажет свое слово, вплоть до того, что с оружием в руках будет защищать родину. (Шум в зале). Я вам точно говорю: этого народ не потерпит!

Считаю, что нам надо открывать сессию Верховного Совета СССР сейчас, а не разводить «говорильню». «Говорильней» мы занимались два с половиной года. Хватит говорить, надо действовать, Съезду народных депутатов СССР надо брать власть в свои руки. Все — точка! Надо голосовать за открытие сессии.

Председательствующий. У меня есть целый список записавшихся для выступления, по очереди. Но сначала хочу поддержать выступление депутата Собчака и добавить еще несколько слов.

Ни тот, минувший Верховный Совет, ни тот, который проработал всего месяц, не ратифицировал ни одного договора с иностранными державами, ну например, договор с Грецией. Но самое главное — это Договор о сокращении ядерного оружия. Не знаю, делается ли это умышленно, или по каким-то другим причинам, до сих пор мы не получили представления на этот Договор. Не понимаю этого в связи с такой ситуацией в стране. Она чрезвычайно сложная, всюду идут разговоры о ядерном вооружении, о том оружии, которое находится на территории четырех республик. А мы до сих пор не ратифицировали Договор о сокращении ядерного оружия. В этом смысле, видимо, тоже нужно высказываться в выступлениях.

Пожалуйста, депутат Павлов.

Вы по порядку ведения?

Павлов А. В., член Совета Союза, РСФСР.

Уважаемые коллеги депутаты и присутствующие! Хочу предложить прекратить митинговую форму проведения нашей встречи.

Второе предложение мое такое: нужно работать по палатам. Это можно назвать сессией, можно назвать — собранием депутатов в рамках численности палаты и поименного списка. Иначе мы ничего не добьемся.

Мы можем обсудить, конечно, надо ли считать сегодняшнее собрание продолжением сессии. Для Совета Союза это будет правомерно, несмотря на принятое Верховным Советом России постановление. Там нет записи, что постановление вступает в действие с момента принятия. Значит, сегодня мы еще являемся Советом Союза. И мы могли бы принять какой-то документ: то ли по ликвидации Верховного Совета или своей палаты, то ли в какой-то форме обращение к парламентам страны и к парламентам мира.

Но надо работать в рамках того Регламента, который у нас принят, или изменить, отменить его. Поэтому я предлагаю присутствующим здесь членам Совета Союза проголосовать за то, чтобы сейчас, после небольшого перерыва продолжить работу в рамках палаты. А Совет Республик может принять отдельно решение — здесь же или в своем зале. Иначе наше пребывание здесь бессмысленно. Мы не можем принять ни одного решения, в том числе и обсудить предложение депутата Собчака.

Председательствует Председатель Совета Союза Верховного Совета СССР К. Д. Лубенченко.

Председательствующий. Уважаемые депутаты! Прямое следствие того, что произошло, — это нарушение юридической и правовой логики и правовых принципов. Поэтому мы оказались в тупике, из которого нам нужно искать выход. Этот тупик связан еще и с тем, что мы с вами являемся полномочными представителями республик. Но приняты уже решения двух парламентов — Белоруссии и России (Украина сразу поставила себя вне Союза ССР, поэтому это я в данной ситуации не учитываю), об отзыве депутатов из Верховного Совета СССР.

Тот круг вопросов, который сформулировал А. А. Собчак, это по сути предложение встать на правовой путь осмысливания проблем. Перед нами два возможных выхода из сложившейся ситуации (кстати, об этих выходах не позаботились республики, которые принимали эти решения). Нам нужно это как раз и обсудить. Можно поставить вопрос о роспуске Верховного Совета.

Если мы хотим выйти на путь правового разрешения данного узла противоречий, то следует получить соответствующие предложения и указания от парламентов по тому, как выйти из сложившейся ситуации. А раз нет предложений от республик Средней Азии, заседающих в настоящий момент, то надо предложить сейчас комитетам обеих палат рассмотреть вопросы, которые были сформулированы депутатом Собчаком, и в рамках возможного проекта Заявления, Обращения или Постановления Верховного Совета СССР к парламентам республик, попытаться разрешить те проблемы, которые являются для нас сейчас неразрешимыми.

Для этого необходимо закрыть данное совещание, предложить комитетам обеих палат вместе с координаторами от республик рассмотреть поставленные вопросы и дать предложения. В течение пятницы и субботы эти консультации будут проведены и можно совершенно точно определить, с какого момента, кто и почему должен прекратить свое существование.

В понедельник, в 10 часов утра мы собираем совместное заседание палат по проектам обращений, подготовленных в комитетах вместе с делегациями и координаторами от республик, и примем, вероятно, последнее решение, которое позволит нам указать правопреемника и те пути и способы перехода к новому состоянию, новому Содружеству, о котором говорилось в ратифицированных документах.

Словом, есть два пути: или путь полной конфронтации (тогда мы расходимся с чувством агрессии в сердце и в голове) или мы попытаемся все-таки найти приемлемую точку зрения, позволяющую нам вернуться на почву права.

В понедельник мы сможем решить вопрос о заявлении, которое было сделано, по поводу созыва Съезда народных депутатов. Еще раз хочу обратить внимание на то, что мы, Верховный Совет СССР в настоящее время не представляем собой того самостоятельного образования, которое было. Мы обязаны выражать здесь волю своих республик и ничего другого мы не имеем права делать как полномочный орган.

Если мы будем продолжать сейчас совещание, то ни к какому положительному результату прийти не сможем. Поэтому было бы к месту принять решение по предложению депутата Собчака и подготовить в комитетах соответствующее обращение. К концу завтрашнего дня, думаю, это будет сделано. А в понедельник мы развяжем этот узел. Спасибо.

Председательствующий. Принимаем предложение товарища Лубенченко? Принимаем? Я бы хотел добавить, что в понедельник мы сможем получить документы ашхабадской и алма-атинской встреч. Удобнее встретиться во вторник.

Пожалуйста, депутат Любимов.

Любимов В. Н., член Совета Республик от РСФСР.

На первый взгляд, в предложении товарища Лубенченко есть логика. Но теряется связь с тем, что было сказано вначале. Если мы сегодня неправомочны решать что-либо от имени своих парламентов, то какие полномочия приобретут комитеты по дороге до Нового Арбата, 27?

Я вношу предложения: до выяснения позиций парламентов республик прекратить нагнетание страстей; прекратить выражаться неуважительно о парламентах республик и их руководителях, они правомочны подписывать любые межгосударственные соглашения; учитывая нашу работу в Совете Республик и перерывы в работе, не назначать сегодня жесткую дату следующего заседания, потому что нет гарантии, что оно не кончится так же, как и это собрание.

Товарищи работают, существует связь с республиками. Есть предложение поручить председателям палат дополнительно проинформировать о времени следующего заседания.

Относительно предложения депутата Собчака. Никто нам не мешает сегодня в нормальном рабочем порядке обсудить вопрос в комитетах. Даже в случае ликвидации или добровольного прекращения нашей деятельности, как здесь было сказано, у нас будет время для приведения всего в порядок. Время нам определено не только Регламентом, но и КЗОТом.

И еще следующее. Российским парламентом, Б. Н. Ельциным сегодня было заявлено, что нет и быть не может разговоров о так называемом «славянском вопросе», о котором так усиленно муссируется некоторыми средствами массовой информации.

Прошу уважаемых коллег депутатов иметь в виду, что такие же заявления сделали и товарищи Кравчук и Шушкевич.

И последнее. Мне очень хотелось бы, завершая сегодняшнее заседание, разойтись товарищами, коллегами, друзьями, которым предстоит еще работать. Я вчера на заседании Российского Парламента написал в президиум записку: «Уважаемые товарищи, мы понимаем, что российская депутация будет отозвана, но позвольте нам присутствовать на этом заседании, чтобы выполнить долг вежливости и учтивости к коллегам, с которыми мы работали долгое время». Благодарю вас.

Председательствующий. Товарищи! Мы приходим к выводу, что действительно, нам надо собраться во вторник. Если ситуация изменится, всем сообщат. До свидания.


___________

13


ОТ ПУБЛИКАТОРА

Верховный Совет Советского Союза заканчивал свою работу в декабре 1991 года в условиях принятого Верховными Советами Республики Беларусь (11 декабря) и РСФСР (12 декабря в 13 ч. 36 мин.) решения об отзыве депутатов из обеих его палат. Тем самым Совет Союза Верховного Совета СССР, в котором депутаты от России составляли 75,4% (144 депутата из 191), а от Белоруссии – ещё 6,9% (10 депутатов), лишался кворума, что не позволяло проводить ни заседания этой палаты, ни совместные заседания палат.

Мероприятие, проходившее 12 декабря с 16.00 до 18.00 в Верховном Совете СССР, было оформлено «Протоколом № 5 совместного заседания Совета Республик и Совета Союза» за подписью председательствующего – Председателя Совета Республик А. Т. Алимжанова (Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р9654. Оп. 5. Д. 668. Л. 9-10.). Протокол (в отличие от протоколов четырёх предшествующих заседаний) не заверен печатью Верховного Совета, однако на его официальной копии (ГАРФ. Ф. Р9654. Оп. 5. Д. 669. Л. 9-10.) есть печать Общего отдела Секретариата ВС, что позволяет предположить, что он был разослан по инстанциям как официальный документ. Однако в сохранившемся в ГАРФ (Ф. Р9654. Оп. 5. Д. 684. Л. 1-40.) «авторском экземпляре» стенограммы (машинописная запись стенографов, исправленная от руки корректорами и редактором для направления в печать) заголовок неизвестной рукой исправлен: вместо «СТЕНОГРАММА СОВМЕСТНОГО ЗАСЕДАНИЯ СОВЕТА СОЮЗА И СОВЕТА РЕСПУБЛИК ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР» вначале вписано – «Стенограмма Совещания народных депутатов СССР и республик», а затем ещё раз переправлено – «Стенограмма Совещания членов Верховного Совета СССР».

Участники аналогичного мероприятия (бескворумного заседания) в Совете Союза пятью днями позже, 17 декабря 1991 г., приняли «Заявление народных депутатов СССР», официально опубликованное в «Ведомостях Верховного Совета СССР» (1991 г., № 52, ст. 1490), а стенограмма его была оперативно издана под названием «Бюллетень собрания народных депутатов СССР 17 декабря 1991 г.».

Между тем, стенограмма совместного заседания палат 12 декабря издана не была (хотя оно было открытым и его освещали в прессе). Во всяком случае, экземпляров такого издания или упоминаний о нём мы не обнаружили ни в библиотечных каталогах, ни в архиве. Данной публикацией мы восполняем этот пробел. Стенограмма публикуется в соответствии с исправленной корректорами Секретариата Верховного Совета в декабре 1991 года версией и оформлена в соответствии со стандартами издания тогдашних бюллетеней заседаний Верховного Совета СССР и его палат.

Для удобства читателей сообщаем, что 12 декабря 1991 года был четверг, а в конце заседания речь идёт о понедельнике 16 декабря и вторнике 17 декабря 1991 г.

Издание настоящего бюллетеня является побочным продуктом создания электронной версии «постбеловежских» парламентских стенограмм 1991 года, размещаемой по адресу: http://sten.vs.sssr.su.

Григорий Белонучкин,
10 марта 2015 г.


Издатель: Информационно-исследовательский центр «Панорама», г. Москва
Подготовлено к печати 21.02–10.03.2015 г.

Будет напечатано тиражом 100 экз., когда позволят обстоятельства.